Добро пожаловать!

Память - это дневник нашей жизни, который всегда с нами...


Страницы

27 февраля 2014 г.

"История одной жизни" Глава 14


Тяжело, когда болеют близкие. Очень тяжело и больно…

Мой маленький счастливый мир начал рушится, когда заболела бабушка. Точнее болела она уже очень давно, а теперь стало, хуже и мы узнали диагноз.

История болезни у бабушки получилось очень долгой. Когда то давно она обожглась капелькой жира. Готовила на кухне и жир брызнул ей на шею. Вроде бы мелочь и со всяким может случиться, но от чего- то ожог не спешил зажевать.


Самолечением бабуля занималась несколько месяцев, пока ранка не стала слишком большой. Пожаловалась старшему сыну. А тот, как опытный ветеринар специалист вынес свой приговор: «Мама, это сифилис!»

Бабушка так и села! Когда успела поймать? Откуда?!! От коров только если… Позор, то какой. И к врачу ж не пойдешь. Деревня засмеет. Внучка уже родилась, бабушка почтенная, а тут сифилис!

Продолжилось самолечение. В ход пошли и настой травок и мазьки самодельные…  А оно все не заживает. Ранка все больше и больше растет.
Я уже в школу пошла, помню, бабушка все мучилась с «вавкой» своей. Это не мешало ей работать на ферме, держать огромное хозяйство и поддерживать всех детей и внуков. Болезнь, болезнью, а жизнь то идет и жить ее нужно.

Но однажды бабушке стало хуже. Стало болеть голова, появилась слабость. Мама настояла на поездке в больницу, к настоящему врачу. Бабушка скрипела, возмущалась, что там ее залечат и что с такой постыдной болячкой она к врачам ни-ни…

Обследование, консилиум врачей и направление в край. Диагноз нам не сказали. Велели срочно ехать в краевую больницу. Там, мол, все и скажут… Ждали результата с края, как на иголках. Ответ был кратким и четким. Всего несколько букв, которые перевернули всю нашу жизнь… Онкология.

Началась новая жизнь. Новая, не только для бабушки, но и для нас. Операцию сделали почти сразу же. Врачи обещали, что все будет хорошо. Что опухоль удалят, что метастазов еще нет и все образуется. И мы верили, а что остается? Только верить.
После операции бабушка постарела, как то сразу. Пришлось увольняться с работы. Но коровок своих же она не бросит! А как же без огорода? А сеянка, а лучок с помидорками? Нет, нет…  Да, нельзя на жаре в огороде капаться. Хорошо. А ели до жары? С утречка, пока прохладненько…

Я жила большую часть времени с ней, помогала по хозяйству и вообще поддерживала. Роль у меня такая была. Роль внучки- дочки.

Дома болела мама. Она болела давно и ей все становилось хуже и хуже. Особой привязанности у нас не было. Мама часто лежала в больницах и ей, как мне тогда казалось, было не до меня.

Я часто видела, как она лежит, скрючившись на кровати и стонет, а чем помочь ей я не знала. Помню, как бабушка ругала маму, что бы та ехала в больницу. Что ее заставила, а сама боится.
А вот тут мне больно очень… Нужно писать дальше, а слова путаются в голове. Нужно рассказывать, выговориться, а так сложно это сделать. Очень…

Мама:
«Шел 1998 год. Бабушка после операции и ей противопоказанны нагрузки. В стране начинается кризис и денег не хватает, а значит нужно работать. Через боль, через не могу. Нужно делать деньги! Нужно поднимать ребенка, нужно помогать матери.
Врачи сказали, что у меня камни в желчном пузыре. Последствия неблагополучного детства сказываются. Пытались лечить таблетками, но боли меньше не стали.
Мама м муж настаивали ехать на операцию. Нужно, но страшно. Столько было уже этих операций в моей жизни, что одной больше, одной меньше… Но страшно. Очень.
У Наташи начинается этот сложный возраст. Не чего не хочет и не чего не видит! Все для нее, а ей все мало. Выполняю все ее капризы, а все не то. Смотрит так из подлобья и о чем- то своем думает.
Я понимаю, что сама виновата, что упустила дочку. Но сейчас. Сейчас мне просто больно и страшно. Наверное, они правы и нужно ехать…»

И мама решилась. Операция не сложная, как уверяли врачи. Пара проколов и порядок. Даже разрезать не будут. Лапаротомия это новый вид операций, но все будет хорошо.
Помню это утро… Всегда буду помнить то весеннее утро…

Мы с мамой поссорились. Уже не помню, что было причиной, но мы поссорились. Много ли нужно тринадцатилетнему ребенку, что бы обидеться на весь свет? Вот и мне много не понадобилось.
Они уезжали рано утром. Но я же обидевшаяся! Разве я подойду попрощаться?!! Нет! Пусть она поймет, что обидела. Пусть пожалеет… А пожалела я…

Операция была назначена на 25 апреля и нам обещали, что к папиному дню рождения она вернется домой. Всего недельку ее не будет и все вновь станет, как всегда… Я попрошу прощение. Мы помиримся, и вместе будем готовить подарок для папы!

25 апреля во время операции у мамы остановилось сердце!

 Никто не виноват, как потом я читала в отчетах, еще даже не было сделано прокола. Просто она сама не сообщила анестезиологу о том, что у нее за плечами более 10 операций и все с общим наркозом. Она не сказали, почему то, что делала много абортов, по медицинским показаниям…

Я помню, как бабушка кричала на отца и не могла понять, почему мама не сказала, почему скрыла такую важную информацию от врачей?!! Почему?
Произошел передоз наркоза и у нее остановилось сердце. Клиническая смерть на 15 минут. Кома на 8 суток…

Мы ездили к ней в больницу. Меня не пустили, а отец заходил в палату к ней. Я только видела через приоткрытую дверь, это чужое тело в трубках и щелкающим аппаратом, не могло быть моей мамой. Просто не могло быть.

Потом был тяжёлый разговор врачей и отца. Я сидела рядом. Все слышала и все помню. Врачи говорили, что наступила смерть мозга, что она уже не станет прежней и шансов почти нет. Что шанс выхода ее из комы один к ста… Отец слушал и вздыхал. Плакал… Ему нужно было принять решение, что делать дальше.

3 мая, рано утром в доме разбилось зеркало. В моей комнате стоял трельяж с огромными зеркалами. Мамин любимый… Рано утром одно из трех зеркал треснуло и рассыпалось, будто ударили чем…

Я была в школе. Шел урок русского языка, когда открылась дверь и директор попросила меня выйти. Я все поняла. Все стало, как в замедленном кино. Сбор портфеля, взгляды одноклассников, красные от слез глаза отца…. Я теперь сирота.

Последующие дни я помню очень плохо, суета, черные платки и закрытые зеркала. Чужая мне женщина в гробу и полный двор людей. Я и не думала, что столько людей захотят прийти проститься с мамой. Моей такой незаметной мамой.

Да, она всегда была инициатором праздников для нас, малышей. Да, это она широко открывала дверь для всех страждущих… Мы жили не далеко от трассы и часто в наш дом забредали за помощью. Никогда она не отказывала!
Она была в родительском комитете моего класса, в активе школы и всегда первой приходила на помощь мне и моим друзьям. Но, я и подумать не могла, что столько людей ее любили…

Вот и все. Мы остались вдвоем с отцом. Была еще бабушка и дедушка, но уже не было мамы… А я так и не успела попросить у нее прощение, только вот уже даже и не помню за, что именно…


С этого дня детство для меня закончилось. Но это уже другая часть моей жизни. Жизни без мамы…

Комментариев нет:

Отправить комментарий